A A A
C C C C C
Шрифт: Arial Times New Roman
Изображения: Вкл. Выкл.

Интервью с режиссером спектакля "Аленький цветочек" Николаем Бабушкиным.

Режиссер спектакля "Аленький цветочек" Николай Бабушкин (г.Екатеринбург) рассказал о будущей премьере.

- Николай Иванович, почему вы выбрали для Ивановского театра кукол именно «Аленький цветочек»?

- Эта история интересна тем, что в ней нет четко отрицательных персонажей, почти всегда присутствующих в большинстве сказок. В данном случае, как в настоящей драматургии, все пронизано хорошей мотивацией, которая является двигателем поступков. Собственно говоря, даже самых, на первый взгляд, отрицательных персонажей – сестер, которые переводят часы, можно понять. Они изначально неплохие, просто хотели дорогих подарков и лучшей жизни, а девочка, которая ничего не хотела, оказалась в более выгодных социально-бытовых и финансовых условиях. Это обыкновенная человеческая зависть. И купец, любящий своих дочерей, неплохой человек. Про Чудище тоже все понятно.

Во-вторых, это очень хорошая сказка про самопожертвование и любовь. Наш спектакль об исцеляющей и преображающей силе Любви. Очень часто в жизни человек, даже если он симпатичный, чувствует себя уродом, если его никто не любит. Стоит только кому-то его полюбить, как что-то происходит, и человек начинает буквально «светиться изнутри». Даже невзрачный вдруг становится красив не только внутренне, но и внешне.  Преображение такого порядка произошло с Чудищем. Мощная преображающая сила Любви часто имеет место и в нашей повседневной жизни. Перекличка сказки с реальностью мне очень близка, потому что внутренний отклик  всегда находит то, что зритель ассоциирует с собой. Человеку вообще интересно говорить и слушать о себе,  так уж мы устроены.

- На какой возраст рассчитан спектакль?

- Мы рекомендуем его для семейного просмотра родителям с детьми от 5 лет. Совсем не обязательно, чтобы все пришедшие в театр всё поняли одинаково. Каждый снимет свой «слой». Дети увидят сказку о добре и зле. Ребята постарше поймут, что это про любовь. Взрослые «считают» то, о чем я говорил.

- Вы уже ставили «Аленький цветочек» в других театрах?

- Нет, ваш театр первый. Мне всегда нравилась эта сказка, и я давно собирался ее поставить. Елена Энгельсовна (Е.Э. Иванова, художественный руководитель Ивановского театра кукол – прим. ред.) предложила поставить русскую сказку. Мы постарались сохранить народное обаяние, например, игру на ложках, но сознательно не добивались исторической достоверности  музыкального оформления, подлинности русских костюмов. История вне эпохи, она общечеловеческая, вненациональная и вневременная. Поэтому в спектакле всё немножко стилизовано, и этим я подчеркиваю универсальность темы.

- Вы второй раз ставите у нас спектакль. В прошлой постановке «Кукла. Блокадная история» о страшных и сложных вещах рассказано таким простым языком, что от этого мурашки по коже. В чем особенность нового спектакля, чем «возьмёт» зрителя «Аленький цветочек»?

- Всегда надо брать искренностью. Тема должна волновать постановщика, тогда он «заразит» актеров, а через них зрителя. Я вообще сторонник простых приемов. Ведь что есть спектакль? В какой бы форме он не представлялся, это мой рассказ-монолог, скорее даже диалог, потому что важна энергетика зала, внутренний отклик. Чем технически сложнее спектакль, чем насыщеннее материальная часть, тем меньше остается «воздуха» для актерской игры, простого искреннего разговора. Я ценю спектакли, которые играются «на трех стульях», а все остальное компенсируется талантом и фантазией. Бывает наоборот, когда 3 процента таланта и фантазии, а все остальное спецэффекты. В «Аленьком цветочке» мы с помощью видеопроектора решили немного поиграть с масштабами,  ведь Чудище - существо фантастическое, волшебное, он у нас то большой, то маленький. В нашем спектакле это центральный персонаж, даже сказка начинается с его исповеди. Мне хотелось посмотреть на эту историю глазами человека, которого «встречают по одежке» и не принимают, который всем кажется каким-то не таким, и никто не хочет заглянуть в его душу.

- Как вам работалось с нашими артистами? Вы сознательно взяли знакомый вам по спектаклю «Кукла. Блокадная история» женский состав?

- Да, сознательно. Искусство вещь субъективная. Даже если мы ставим внешне типовые, казалось бы, почти одинаковые спектакли,  каждый постановщик «разговаривает» на своем языке. И очень хорошо, если момент взаимопонимания с артистами уже сложился. Он компенсирует недостаток времени при постановке. Дальше идет творческий рабочий процесс. А когда ты работаешь с незнакомой труппой, параллельно с творческим процессом идет «притирка», процесс налаживания отношений. Это бывает не только в театре, в любом коллективе. Когда люди «притерлись», они начинают понимать друг друга гораздо быстрее и лучше. Поэтому со знакомыми мне по предыдущей работе актрисами А. Варент, Л. Степанюк, А. Онеил было, конечно, проще, но, думаю, что в конечном итоге и с актерами Д. Вдовиным, С. Мириевым, С. Шарыгиным взаимоотношения сложились, и спектакль получился.

- Вы можете выделить какие-то специфические черты Ивановской труппы в отличие от других театров?

- Мне импонирует отношение вашей молодежи к старшему поколению. Всегда основа любого, особенно детского театра – «молодая кровь». Молодые актеры более выносливые, быстрее запоминают. Да, они что-то не умеют, артистами станут лет через пять-десять, но какая разница, план по количеству спектаклей требует прокатная система. И часто молодежь, помаленьку становящаяся такой вот «основой», начинает относиться к «старикам» не то чтобы свысока, но слегка снисходительно, мол, они уже и прыгать не умеют, и на шпагат не садятся, и память не та. В Ивановском театре кукол этой снисходительности я не чувствую, наоборот, ощущение  разговора снизу вверх, отношение к старшим, как к чему-то большому и значимому. Есть какая-то теплота, отсутствие формализма и демократичность во взаимоотношениях. Мне это очень нравится.

Дата публикации: 10 сентября 2020